info@raca.lv
+371 275 891 46 | +371 2038 48 44 | en_US lv_LV

события

Новости, события, проекты,

Необходимы настоящие реформы

Интервью с председателем правления Объединения региональных центров развития Вентом Армандом Крауклисом

 

Члены ОРЦР готовятся к ежегодному общему собранию 15 мая. Каким был этот год для ОРЦР, как проходил диалог с государственными органами? Удалось ли добиться, чтобы в планировании государственного развития принималось во внимание и мнение самоуправлений ОРЦР?

Во-первых, хотел бы напомнить, что в результате последних выборов в самоуправления сменились руководители нескольких самоуправлений ОРЦР. Я рад, что новые представители наших членов были активно вовлечены в работу ОРЦР. Большое спасибо им за это!

Об отношениях с государственной властью нет однозначного ответа. Очень тесное и конструктивное сотрудничество у нас сформировалось с Министерством окружающей среды и регионального развития (МОСРР), а также с Министерством образования и науки (МОН). С этими министерствами проходят регулярные встречи на уровне политического управления, и для выдвинутых нами проблем обычно находится компромиссное решение. Продуктивное сотрудничество у нас сформировалось и с Центральным агентством финансов и договоров (ЦАФД). Хотя мы не всегда удовлетворены преувеличенно скрупулезным подходом к нюансам проектов ЕС, в сотрудничестве с ЦАФД наблюдается значительный прогресс.

К сожалению, не настолько хорошее сотрудничество у нас сформировалось с Министерствами сообщения и экономики, хотя обе эти отрасли жизненно важны в работе самоуправлений. Потому нужно признать – хотя мы стараемся быть конструктивным партнером по сотрудничеству, говорящим по делу и выходящим на разумные компромиссы, результат зависит и  от желания второй стороны. Нужно подчеркнуть – параллельно с указыванием на проблему мы обычно предлагаем и решение. Важно, что мы также активизировали работу со СМИ, чтобы силой общественной мысли повлиять на тех политиков, которые нас по-настоящему не хотят слушать.

 

Один из наиболее существенных процессов в стране за последний год, напрямую затрагивающий интересы самоуправлений, – это реформа школьной сети. Известно, что ОРЦР после долгих дискуссий в конце концов достигло компромисса с МОН. Удовлетворяет ли вас эта последняя версия реформы школьной сети?

Мы достигли компромисса об установлении минимального числа школьников в классах средней школы для получения государственного финансирования, необходимого для сохранения этих школ. Наши мнения по-прежнему не совпадают с начальными школами, где МОН обещало выйти с компромиссным предложением, но до сих пор это не сделало. ОРЦР считает, что после седьмого или после четвертого класса – это зависит от наполнения школ – логично концентрировать учебный процесс в больших школах, которые могут предложить более качественное образование. И, если детей возят в школу краевого центра, они параллельно могут посещать и художественную, музыкальную школу, кружки образования по интересам и т. д. Но в период до шестого или по крайней мере до четвертого класса должна быть другая модель финансирования образования, независящая от числа детей в классе. Этих маленьких детей возить куда-то за десятки километров от их дома не только негуманно, но часто и физически невозможно. В начальной школе и в первых классах основной школы государство должно финансировать содержание классов независимо от числа детей в них

Существует возможность начальные и основные школы сделать филиалами школы краевого центра, так сэкономив на административных расходах. Но по действующим правилам, если ребенок учится в филиале школы, он в денежном исчислении оценивается меньше, чем тогда, когда учится в самостоятельной сельской школе. Это нужно срочно менять.

По сути маленькие классы тесно связаны с дошкольным образовательным учреждением – они обычно интегрируются в одном здании. И переговоры с родителями этих детей показывают, что часто возможность до подросткового возраста удержать ребенка в кругу внимания, позволяя ему учиться недалеко от дома, – один из решающих факторов в пользу выбора жизни на селе. Если эта возможность  исчезает, мы просто сделаем самые удаленные сельские территории пустыми от экономически активного населения. Так как родители детей именно этой возрастной группы обычно являются активными людьми с хорошими идеями.

Также ОРЦР постоянно подчеркивает – для упорядочения сети школ нужно идти в ногу с улучшением качества дорог. К сожалению, этого не происходит, и особенно уже эта весна показывает, что значит везти детей в школу в условиях фактического бездорожья. У самоуправлений также основательные проблемы с техническим состоянием школьных автобусов, что, конечно, связано с качеством дорог. Покупать автобусы дорого, особенно если это делается по одному или два. Намного логичнее было бы, если бы государство провело централизованную закупку школьных автобусов, каких-нибудь 100 или 200 сразу, и тогда позволило самоуправлениям эти автобусы выкупить. Тогда затраты на один автобус были бы на каких-нибудь 30-40% ниже. К сожалению, в этом вопросе мы не нашли того, кто нас услышит.

 

МОН в прошлом году показывало всей Латвии и гордилось современной цифровой картой сети школ, на которой собраны все существенные для существования школ параметры, в том числе состояние дорог и жизненно необходимые для оптимизации сети школ участки дорог. Согласованы ли планы Министерства сообщения по ремонту дорог на этот год с этой картой?

Нет, в большинстве случаев они не совпадают. И вопрос содержания и восстановления дорог в дальнейшие годы на самом деле намного шире и серьезнее, так как деньги ЕС на дороги кончаются. Даже при использовании значительных средства фондов ЕС видно, что состояние региональных и местных дорог приближается к катастрофическому. Прогнозы МС показывают, что, если ничего не делать, из общих 308 миллионов евро, выделенных на ремонты дорог в этом году, в 2019 году мы сможем направить только 238 миллионов. Объем средств фондов ЕС на дороги уменьшится с 73 миллионов в этом году до 5 миллионов в следующем и будет близок к нулю в 2020 году. К сожалению, несмотря на наши побуждения, никаких реальных планов, как эту ситуацию решить, со стороны МС и правительства я  не услышал. Только упомянутые министром сообщения 30-40% доходов от акцизного налога на топливо, которые можно было бы направить на дороги, эту проблему не решат. Если мы хотим найти финансирование на дороги с этой стороны, то постепенно нужно увеличивать финансирование на дороги из доходов от акциза на топливо до 100%. Этого, конечно, хватит. К сожалению, прозвучало, что в ближайшие годы т. н. фискальное пространство, или возможность увеличить государственные расходы в какой-либо сфере, будет сильно ограничено. Это значит, что другим министерствам в таком случае свои расходы нужно уменьшить.

Большие проблемы ждут и самоуправления. Давление в отношении повышения заработных плат, в том числе заработных плат учителей, продолжается. Даже сейчас мы не знаем, какие заработные платы дошкольным учителям нам придется платить 1 сентября. Прогнозы показывают, что рост расходов бюджетов самоуправлений в следующие два года будет намного меньше. Это прямо связано с проведенной государством в прошлом году реформой подоходного налога с населения. Параллельно планируется увеличить как пособие по гарантированному минимальному доходу, так и другие социальные пособия, которые уплачиваются из бюджета самоуправлений. Эта нагрузка в конце концов может оказаться неподъемной, на что мы регулярно указываем. Ни о чем хорошем не свидетельствует и только что объявленный Европейской комиссией план в следующем многолетнем бюджете ЕС уменьшить выделенную на когезию часть финансирования.

 

В прошлом году ОРЦР активно устраивало с правительством переговоры по налоговой реформе. Не был ли тогда достигнут компромисс?

К сожалению, не до конца. Как будто бы хорошо, что в результате реформы наши наименее оплачиваемые работники, работающие на полную ставку, теперь получают большую заработную плату на руки. Но возникают новые проблемы – с работниками на полставки; с теми, кто, чтобы выжить, параллельно работает на двух или нескольких местах работы или работает на основании договора. Вместе с налоговой реформой изменена система, как рассчитывается необлагаемый подоходным налогом с населения минимум, а также необлагаемый минимум за иждивенцев. Из-за новой методики многим сотрудникам самоуправлений в начале следующего года от Службы государственных доходов (СГД) придет письмо, что они должны уплатить в виде налога в государственный бюджет не уплаченную за году сумму, которая в зависимости от размера заработной платы может составлять от 300 до 500 евро. И этот внезапный платеж значительной суммы упадет на них не потому, что человек это выбрал, и не потому, что самоуправление что-то неправильно рассчитало, а потому, что государство ввело этот сложный и нелогичный порядок расчета налога. Как будто бы чтобы СГД было удобнее, хотя сами сотрудники СГД неофициально признают, что этот порядок только увеличил объем их работы.

Эта система создаст людям значительное финансовое напряжение. Так как речь идет о работниках, у которых есть дети, и которые живут от зарплаты до зарплаты. СГД же с ними церемониться не будет – последуют начисления процентов по налогам, которые повергнут этих людей в еще большее отчаяние.

 

Министр иностранных дел недавно совсем резко сообщил: Латвия больше никакой не мост, Латвия – это граница. Под этим он подразумевал разрыв экономических связей ЕС с Россией и начало второй холодной войны. Какие перспективы в ситуации, когда сама Латвия – это граница, есть у нашего приграничного региона? Возникает впечатление, что ни у правительства, ни у Сейма, ни у министерских чиновников нет ответа на вопрос, как предотвратить депопуляцию наиболее отдаленных регионов Латвии. Существуют ли какие-то неординарные методы, решения?

ОРЦР многократно указывало, что поддерживает реформу государственного управления с целью его оптимизации, но не поддерживает способ, которым это делается. Уже сейчас существует практика, что рабочие места в государственном управлении сокращаются именно в регионах. Нужно делать наоборот – сокращать оплачиваемые государством рабочие места в Риге! В свою  очередь часть министерского аппарата, которая исполняет функции поддержки, например, обрабатывает данные, можно было бы перенести в регионы. СГД жалуется, что в Риге не хватает работников, большая текучка кадров, так как заработные платы слишком низкие. Кто же мешает те функции СГД, которые не связаны с личным обслуживанием клиентов, перенести в регионы? Это только вопрос политической воли.

Во-вторых, необходимо намного целенаправленнее поддерживать промышленность так, чтобы инвестировать в открытие производств в регионах было намного выгоднее, чем в больших городах. Уже существуют инструменты поддержки ЕС, например, программа оживления деградирующих территорий, которую активно продвигает МОСРР. Это шаг в правильном направлении. Но нужно идти дальше и произвести масштабное перераспределение денег фондов ЕС в пользу проектов, в которых действительно создаются реальные рабочие места. И речь не только о приграничье – в средней части, например, Видземе тоже есть волости, в которых ситуация не лучше, чем в Латгале как в плане инфраструктуры, так и в плане населения.

Говоря в целом, необходима проактивная политика. Тогда, когда села полностью опустеют, развернуть процесс обратно будет невозможно. А в отношении концепции о том, что с восточным соседом никакое сотрудничество невозможно, она просто ошибочна! Немцы и французы находят способы, как с ними сотрудничать. И нам нужно найти баланс, как, не теряя свои ценности, найти способы продолжения экономического сотрудничества.

Ситуация в банковском секторе на данный момент показывает, что из-за излишнего доверия и закрывания глаз можно быстро попасть в другую канаву. Я говорил с предпринимателями, работающими в Узбекистане, Казахстане и других странах СНГ, которым теперь приходится отчаянно думать, как разрешить ситуацию. Так как раздутые требования к клиентам, с какими клиентами банки могут работать, приводят к тому, что страдает абсолютно легальный, честный бизнес, если у него есть партнеры в этих странах. Я знаю предприятия, которые по этой причине перенесли бизнес в Великобританию, а Латвия снова теряет налоги и рабочие места. Мы в этом случае нисколько не думаем о своих национальных интересах.

 

Какова атмосфера в вашем городе – Валке? Поступают ли инвестиции, развивается ли предпринимательство? Перед повышением акцизного налога на топливо и алкоголь вы прогнозировали, что число эстонских покупателей в приграничье может сильно уменьшиться. Произошло ли это?

Число покупателей немного уменьшилось. Важно, что эстонцы меняют свои изначальные планы, и в этом году в два раза меньше повысили акциз, чем планировали ранее. Все признаки указывают на то, что в следующем году он вообще не будет подниматься. А Латвия снова планировала это делать, рассчитывая, что эстонцы это сделают. Эти планы нужно пересмотреть. Ясно – если мы теряем свои конкурентные преимущества в сфере акциза на топливо и алкоголь, государственный бюджет Латвии может потерять более 100 миллионов евро в год. Ситуация в отсутствие фискального пространства!

В Валке мы используем несколько программ ЕС, благодаря которым мы в ближайшие годы существенно увеличим число рабочих мест именно в производстве. У нас также есть один большой инвестиционный проект – создание производства яиц с украинскими инвестициями, в который могут быть вложены 50 миллионов евро, и который может дать 160 рабочих мест и более 2 миллионов доходов по налогам ежегодно. Этот завод стал бы существенной поддержкой для всех крестьян Северной Видземе.

Но для осуществления проекта нам нужна как поддержка Министерств земледелия и экономики, так и решение Сейма, так как пригодный для создания индустриального парка земельный участок находится на земле «Latvijas valsts meži». И, к сожалению, с пониманием государственных органов в случае таких проектов есть проблемы. Я считаю, что Латвия очень легкомысленно обращается с инвесторами – как они здесь себя чувствуют, каковы бюрократические препятствия, какова предпринимательская среда в целом? Руки самоуправлений в разрешении этих вопросов в большой мере связаны.

Недавно я посетил крупную конференцию международных инвесторов во Франкфурте, на которой убедился, что в результате нашей налоговой реформы в плане привлечения инвестиций мы станем еще более неспособными конкурировать. И я думаю, что в той же мере это относится и к местным предпринимателям. Условия предпринимательства в Латвии уже значительно хуже, чем на Балканах, в Украине, Молдове, Грузии. И ясно, что не с богатыми же странами Западной Европы, которые производят продукцию с очень высокой добавленной стоимостью, мы в ближайшее время сможем посоревноваться в широком спектре. Поэтому нам однозначно нужно провести ревизию налоговой системы – необходима настоящая реформа, которая ликвидирует препятствия к развитию предпринимательской деятельности, а не реформа ради слова. И то же самое относится и к другим отраслям!